gototopgototop

Памяти иподиакона Владимира

Владимир Николаевич Алехин Владимир Николаевич Алехин

Инна Раздольская

Бывшие на чине прощения прихожане Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия заметили, что иподиакон Владимир Николаевич Алёхин вёл себя по-особенному: как-то пронизывающе просил прощения за грехи вольные и невольные, делал это более продолжительно, чем остальные.

Прощеное воскресение Прощеное воскресение

 

 

Тогда многие решили, что всё связано с возрастом. Но через неделю Владимира Николаевича не стало и открылась истина – человек прощался навсегда…

И как-то вдруг стало понятно,  кто был рядом с нами, и кто ушёл в жизнь вечную…

Прощеное воскресение Прощеное воскресение Прощеное воскресение Прощеное воскресение

На путь церковного служения Владимир Николаевич встал уже будучи в преклонных годах. Так получилось! Хотя крепкую веру в Бога он имел всегда, впитал её, если можно так выразиться, с молоком матери. В детстве, которое выпало на 30-е годы XX века, когда храмы Божии власть безбожная превращала в зернохранилища да в клубы (а то и просто сжигала!), не лучше обходились и с верными чадами Церкви Христовой. Запросто можно было попасть на тюремные нары, а то ещё хуже – под расстрел.

Володя часто обращался к матери с просьбой почитать ему вслух Евангелие. Та никогда не отказывала сыну, но принимала меры безопасности. Отправляясь читать на скамеечку во двор (от лишних ушей), мать и сын для отвода глаз брали с собой томик «Войны и мира». Стоило появиться посторонним, как тут же в руках матери вместо желанной книги оказывалась санкционированная властями для свободного чтения. Точно также, скрытно, праздновали Рождество и Пасху.

Не только мать, но и другие члены семьи Алехиных были глубоко верующими людьми. Далеко не каждому Господь открывает, когда настанет его смертный час! Деду же Володи открыл! Владимир Николаевич вспоминал об этом так: «Как-то раз дедушка, который на тот момент был еще довольно-таки бодрым стариком, на вопрос, куда он направляется, ответил, что он, дескать, пошел умирать. Все домашние тогда подумали, что дед по своему обыкновению шутит, а он и в самом деле лег за печку и умер!»

Первые послевоенные годы стали для семьи Алехиных очень тяжелыми. Возвратившись с фронта в сорок пятом, отец семейства, в котором было пятеро детей, спустя неделю умер. Пятнадцатилетний Володя, как самый взрослый мужчина в семье, желая помочь матери прокормить младших братьев и сестру, занялся рыбной ловлей. Несмотря на юный возраст, рыбак он оказался отменный! Рыбы ловил прилично, потому и не голодали.

Окончив полный курс средней школы, Володя поступил в Саратовский геологоразведочный техникум. Во время учебы с ним произошел один любопытный случай. Однажды ночью ему пришлось в одиночку идти через лес. Каков же был ужас, когда он обнаружил, что в лесу полно волков! Что делать? В горячей молитве Володя стал просить Господа о помощи. И Он помог: волки пробегали совсем близко, но человека не тронули! Позже он не раз вспоминал о том случае, говоря: «Вот что молитва Господу сотворяет!»

По окончании техникума Владимир Алехин стал работать по специальности – техником-топографом. Топограф – это фактически первопроходец! Строители не начнут строить, геологи – искать полезные ископаемые до тех пор, пока топографы не составят план, карту местности.

Работая в нефтегазовой отрасли, сначала в Нижне-Волжском разведочном геофизическом тресте, затем – более двадцати лет – в Саратовском институте «Гипрониигаз», из которых более половины в его Свердловском филиале, Владимир Николаевич объездил всю Россию. Довелось поработать и заграницей – в дружественной Советскому Союзу Индии. За хорошую работу группу советских топографов, в их числе и Владимира Алехина, лично благодарил первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру.

Частые и продолжительные командировки редко приносят людям счастье в семейной жизни. Нередко по этой причине семьи и вовсе распадаются. Владимира Николаевича и его супругу Тамару Федоровну можно смело назвать счастливым исключением из этого правила. Познакомились они в Свердловске, куда Владимир Николаевич был направлен туда в командировку. Тамара Федоровна же, которая также была топографом (правда, в отличие от будущего супруга она обеспечивала работу строителей, возводивших жилые здания) приехала в этот крупный уральский город из Кувандыка. Они поженились и жили в столице Урала вплоть до выхода на пенсию. Ни командировки, ни болезни (Тамара Федоровна часто болела, перенесла несколько операций) не смогли разрушить их любовь, ибо та была истинной, той, о которой еще апостол Павел говорил, что она все переносит.

Такой же была их любовь к детям – дочери Светлане и сыну Алексею. Когда сын из-за предательства друга оказался в сложной жизненной ситуации, они, не раздумывая, распродали все имущество и переехали в Кувандык – на родину Тамары Федоровны. Некоторое время, пока оставались какие-то деньги, снимали квартиру.
На службе в Свято-Троицком соборе На службе в Свято-Троицком соборе Потом один священник посоветовал супругам съездить в Саракташ, в Свято-Троицкую Обитель Милосердия, помолиться да еще поговорить с настоятелем протоиереем Николаем Стремским, авось чем поможет. Послушавшись доброго совета, сели на электричку и поехали. По окончании богослужения их принял настоятель. Внимательно выслушав, отец Николай благословил супругов Алехиных на проживание в Доме Милосердия, а Владимира Николаевича – на иподиаконское служение в Обители.

Сослужение духовенству Сослужение духовенству Не имея возможности посещать храм Божий в молодые годы, в старости Владимир Николаевич, видимо, хотел наверстать упущенное. Впрочем, то же самое можно было сказать и о семейной жизни. Редко, крайне редко, Владимира Николаевича и Тамару Федоровну видели поодиночке. Они даже в магазин за продуктами и то ходили вместе. К тому же его присутствие рядом с женой было просто жизненно необходимым. У Тамары Федоровны, как предупреждали врачи, в любую минуту мог повториться сердечный приступ. В последний раз, когда такое случилось, она трое суток была без сознания. Владимир Николаевич тогда очень переживал.

По всей видимости, все это не прошло для него бесследно. Хотя жизненные испытания уже раньше отразились на его сердце. Осенью прошлого года он перенес инфаркт, причём не первый. В последнее время ему часто приходилось прибегать к услугам медицинского работника, благо, медпункт Дома Милосердия находится в непосредственной близости от комнаты, где он жил. Также вызывали врача и в алтарь Свято-Троицкого собора, где он служил.

Отпевание Отпевание

 

25 марта в первый день второй седмицы Великого поста Владимира Николаевича Алехина не стало. Чин отпевания совершался духовенством Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия в освященном год назад храме преподобномученика Вадима архимандрита Персидского.

 

На отпевании На отпевании На отпевании На отпевании

По завершении отпевания иерей Николай Клигун обратился к собравшимся с такими словами: «На протяжении многих лет Владимир Николаевич служил иподиаконом при алтаре. В свое время его благословил на это Екатеринбургский и Верхотурский Викентий. Так что в нашей Обители он просто продолжил послушание. Как священник могу сказать, что очень ревностно Владимир Николаевич относился к ходу богослужения, в частности, к выносу свечей.

На самом деле его кончину можно смело назвать христианскою, поскольку перед смертью он исповедовался и причастился, а в последнее воскресенье перед началом Великого поста – попросил у всех прощения и всех простил. И вот как плод, висящий на ветке, созревает, так он «созрел» для Вечности. И Господь призвал его к себе.

Нам неведомо, когда и нас Господь к себе призовет. Вот почему, пока звонят колокола и совершаются богослужения, мы должны стремиться к тому, чтобы приобщиться к Таинству Покаяния и Таинству Причащения. Очень хотелось бы, чтобы и наша кончина была такою же христианскою. Будем с вами молиться за раба Божия Владимира.

Царство ему Небесное! Аминь».

 
Православный календарь